Что общего между дизайном одежды и пластической хирургией

В сегменте немецкой авангардной моды весьма заметна дизайнерская марка THANHMINH. С ее креативным директором и создателем Тянь Минь Нгуеном (Thanh Minh Nguyen) мы всегда виделись в Fashion Gallery дюссельдорфской CPD и вдруг совершенно неожиданно столкнулись в круговерти московской СРМ, разговорились…
Сколько лет ты в профессии, и сколько лет существует марка?
Марке уже 18 лет. Я работал в Париже на один известный бренд, но меня пригласили в Германию на позицию главного дизайнера компании, где я был, естественно, не единственным.
Обе эти известные марки, которые я не хотел бы называть, работают в японском стилистическом направлении, предназначенном для европейского рынка. Это азиатский почитателей, в особенности среди людей, занимающихся искусством. Через два года я почувствовал желание и силы сделать что-то самостоятельно. Моя одежда отличается от моделей других марок большим числом мелких приятных деталей и некой архитектурой создаваемого образа. Марка полностью принадлежит мне. У нас две линии: THANHMINH – это немецкие размеры с 36–38-го по 44–46-й, и уже четыре года я работаю над второй линией ТОМО, которая была создана по настоятельным просьбам моих клиентов, нуждавшихся в больших размерах, – у нее размерная линейка до 52-го. Название бренда написано по-японски, хотя я не японец, а вьетнамец. Это сделано для создания имиджа и чтобы пробудить в клиентах любопытство. В результате вторая линия стала совершенно самостоятельным проектом, который с первого дня оказался очень успешным. У нее появились свои клиенты в Америке, Канаде, Кувейте, Саудовской Аравии и, естественно, в Германии, Австрии, Голландии. Сейчас я делаю первый шаг к выходу на российский рынок, и моя команда приняла решение начать именно с марки ТОМО, потому что в России много прекрасных крупных женщин.
Как тебе это удается? Ведь если учесть национальный аспект, то вьетнамцы в массе своей – весьма невысокого роста и субтильного телосложения. У тебя нет ощущения, что ты работаешь для морских котиков?
Да нет (смеется). Просто это другой образ мышления и, если хочешь, способ зарабатывания денег. Я не могу конкурировать на рынке с крупными фирмами, значит, моя сила в том, чтобы найти свою нишу. Я должен использовать свои идеи и ноу-хау, чтобы люди выбирали именно мою марку.
Конечно, у меня есть конкуренты, и они, как правило, крупные, но это хорошо. Я должен думать не только о прекрасном, но еще и о том, как это продается. Мне ничего не упало с неба. Еще восемь лет назад у меня было 70 м², на которых я и жил, и работал. Я брал кредит, причем в обычной Sparkasse. Мы составили бизнес-план, обращались в несколько банков, но деньги дали только в Sparkasse, и я до сих пор помню, что под 17%. Жил я крайне экономно, и вот уже четыре года у меня нет задолженности перед банком. При этом я не попадал под действие каких-либо государственных программ поддержки. Все было под мою ответственность.
А с каких тиражей все начиналось?
В самый первый сезон мы произвели всего 350 единиц, а уже во второй – около 800, и дальше от сезона к сезону объемы все время удваивались. При этом в каждой коллекции было приблизительно 40 луков. Сейчас мои тиражи в THANHMINH – порядка 5000 единиц, а в ТОМО – почти 20 000. Однако я по-прежнему отношу себя к малому бизнесу.
Как распределяются обязанности в компании?
Шеф-дизайнером и генератором идей, естественно, являюсь я. Помощники в этом мне не нужны, но, конечно, в бюро много разной работы.
И кто отвечает за крой?
У меня очень много знакомых дизайнерских фирм в Германии, которые начинали так же, как я, но они изначально строили
выкройки вручную. В нашей компании принято иначе. С самого начала я инвестировал деньги и компьютеризировал этот процесс, потому что четко знал, чего хочу добиться. В настоящее время это позволяет мне быстро строить любую выкройку и при необходимости немедленно ее градировать.
Так было с самых первых коллекций – весь крой сделан на компьютере. И используем мы для этого обычный GRAFIS. Разумеется, у нас есть профессионал, который управляется со всем этим. Мне нравится, что у нашей команды интернациональный состав: немцы, турок, голландец, африканец и вьетнамец, конечно.
А ткани?
Начинал с итальянских и французских, а восемь лет назад открыл для себя японские и швейцарские ткани. Другие марки того же авангардного направления очень внимательно следили за этим процессом и скоро тоже начали работать с японскими материалами, тогда я был первый, кто от них отказался, потому что они узнаваемы. Теперь у меня есть и турецкие, и восточноевропейские ткани, например, у поляков и чехов я закупаю трикотаж. Качеством я доволен, но проблема в том, что в Турции я должен заказывать не менее 500–1000 метров. С итальянцами тоже были проблемы: они иногда присылали заказ с опозданием или с отклонениями в оттенке. Я также слышал о русском льне, но пока побаиваюсь российских бюрократических проблем.
Какую роль в твоей одежде играет цвет?
Я не работаю по трендам, а сам определяю, что будет у меня в этом сезоне, а что в следующем. Знаю, многие едут в Париж отбирать специально наиболее актуальные ткани, я не делаю этого и закупаю материалы исходя из интересов моих клиентов. Моя стихия все-таки авангард, а не high fashion.
Причем, если сравнить цветовое решение марок THANHMINH и TOMO, то в коллекциях первой цвет строже: черный, белый, серый или бежевый и иногда яркий акцент, например, зеленый или голубой, но только один.
ТОМО – это совсем другая история, потому что женщины, которые имеют большие размеры, очень любят цвет. Иногда в этом хитрость. В ассортименте представлены разные оттенки, но покупают около 70% черного и по 10% серого, бежевого и белого, в то время как при создании коллекции на черный цвет приходится всего 50%.
Получается, что половина коллекции делает 70% продаж, и именно цвет привлекает покупателей, а потом способствует увеличению процента покупок черного? Но ведь он же не всем идет?
На мой взгляд, каждый может носить любой цвет, просто надо уметь это делать. Тот же черный можно сочетать с небольшим, но ярким акцентом на границе с кожей, и он совершенно меняет свое звучание. Радуга ведь прекрасна, и любой ее цвет радует!
А какие ограничения существуют в области формы?
Что касается марки ТОМО, то это туники, юбки и довольно узкие брюки. Потому что узкие брюки стройнят. Широкие брюки хороши только для высоких.
Что служит для тебя источником вдохновения при создании коллекций?
Только мое чутье. Я никогда не подглядываю коллекции у других, чтобы что-то скопировать. А источники своего вдохновения все-таки чаще всего нахожу в архитектуре, хотя по образованию я и не архитектор.
Я изучал fashion-дизайн в Академии моды Гамбурга (AMD Akademie Mode und Design – Hamburg. – Ред.).
Можно ли найти обе линии в Интернете?
TOMO FW
ТОМО – да, у THANHMINH несколько иная концепция, и с самого начала было принято решение эти вещи в Интернете не публиковать. Все наши модели можно увидеть на выставках (например, они всегда представлены на CPD). Обе марки продаются через несколько агентств, и информация о них быстро распространяется от клиента к клиенту.
Женщина коллекции THANHMINH старше 30, занимается искусством или офисной работой и при этом стройная, от дамы ТОМО, принадлежащей к той же социальной прослойке, ее отличает некая округлость форм последней. Вторая тема мне безумно интересна, потому что она сложнее. Мы делаем множество туник, в том числе с глубоким декольте, потому что большие женщины очень любят большие вырезы. В этом смысле работа дизайнера подобна работе пластического хирурга, который оставляет все прекрасное и убирает лишнее. Что касается построения коллекции, то вещи разных лет могут сочетаться между собой.
У нас всего один небольшой бутик в Кёльне, а остальная продукция продается в мультибрендовых магазинах дизайнерской одежды: THANHMINH рядом со Strenessе и Jil Sander, Yohji Yamamоto и Comme des Garcons, а марка ТОМО – рядом с ОSKA и Elemente Clemente. И представляешь, недавно в наш маленький магазин в Кёльне зашла покупательница, а я не мог поверить своим глазам, но она подтвердила мои догадки: на ней были вещи из коллекции восьмилетней давности. При этом дама сказала, что они ей не наскучили, и хотя каждый сезон она покупает что-то еще, все предметы отлично сочетаются друг с другом. Именно такие встречи полностью убеждают меня в правильности выбранной стратегии.